fbpx

Пишет Дмитрий Галко, которому присудили 4 года «химии» за «нападение на милиционера» .

Большую часть своей отсидки я провёл в так называемых «двойниках» — камерах на двух человек. Но последние недели перед приговором находился в камере на 15 человек. Из них пятеро были под следствием свыше года по статье 328.  А за пару месяцев перед моим заездом только у двух человек из 15 была другая статья.

Ждущих суда или осуждённых по статье 328 я в большом количестве встречал всюду — на этапах, в «отстойниках» и т.д. Иногда меня окружали только «наркоманы» — молодые люди лет 20-25, в основном такие себе завсегдатаи Зыбицкой. Лица с рекламы мороженого «ТОП», операторов мобильной связи, интернет-услуг и т.п.

Их так много, что статью эту в тюрьмах сейчас называют «народной». Один бывалый сиделец сказал так: «Следственный комитет — это агенты оранжевой революции! Потому что такие массовые посадки молодёжи на такие сроки бесследно не пройдут. Будет взрыв».

Их так много, что впору вводить термин «Поколение 328».

Их так много, что такое впечатление, будто ты в Латинской Америке где-то, за тюремными стенами бушует наркомафия, наркомания, СПИД и связанная с наркотиками уличная преступность.

Мне говорят: «Ну вот, может, поэтому и не бушует!»

Не верю. При таком их количестве уже за решёткой, снаружи должно оставаться в разы больше. И такого разгула нельзя было бы не видеть невооружённым глазом.

Но мы не видим этого разгула. Как же это объяснить?

Берут всех подряд, берут за любую мелочь, большинство сажают очень надолго, не исключено, что давно сами создают липовые магазины по продаже веществ, чтобы потом косить их закладчиков и клиентов. Так ведь намного быстрее и эффективнее.

Предварительно изучил европейскую практику: срока, более или менее приближающиеся к нашим, начинаются, когда речь идёт о сотнях килограммов кокаина или героина, о миллионных прибылях.

Самое большое количество, которое я видел в деле встреченных мной жертв статьи 328 — один килограмм гашиша. У очень правильного парня, который блюл чистоту, не ругался матом, на свободе содержал семью с маленьким ребёнком, и выбрал гашиш, хоть это значительно менее выгодно для «минёра» (закладчика), потому что был против тяжёлых наркотиков. Ну, а занялся закладками после того, как умаялся ездить работать в Россию. Здесь работы, за которую можно жить с семьёй, не нашёл.

Историю про то, что люди ездили на заработки в Россию, а потом задолбались или их там обманули — сплошь и рядом.

Такой был Саша «Мука», которого в России просто кинули, вернулся сюда, помыкался, ничего не нашёл, подался в закладчики, магазин оказался липовый, для ловли на живца, взял одну закладку с мукой — и заехал по 328-ой.

Причём минёрам сейчас дают, не размениваясь, сразу 4 часть. Либо за «особо опасные вещества», либо за «организованную группу». Приписывая им во втором случае общий умысел с хозяевами магазина и поставщиками. Даже если те являются «неустановленными лицами».

А четвёртая часть — это, на минуточку, от 10 до 20 лет. Вдумайтесь: от десяти лет лишения свободы за преступление без потерпевших.

Хуже этой статьи только убийство милиционера и геноцид, по ним от 10 до расстрела. Всё остальное рядом не стояло. Убийство, если не беременной женщины или заведомо несовершеннолетнего, это тьфу и растереть. Изнасилование несовершеннолетних — тьфу и растереть. Ведение агрессивной войны, пытки, акт терроризма против государственного деятеля и многое другое, если судить по санкциям, являются менее опасными преступлениями.

Это ненормально. Мне кажется, тут и объяснять незачем.

От того, что за решёткой сейчас так много людей со сроками от 10 лет лишения свободы есть одно гуманитарно-катастрофическое последствие.

Всем нет никакой разницы, кто виновен, кто не виновен, справедливо осуждён или нет, потому что, ну, дядя, что там сидеть твои год, два, три… шесть, да я бы их танцуя отмотал! Даже если бы не был ни в чём виноват, прыгал бы от счастья, услышав такой приговор!

Надо ли объяснять, чем чревато такое развращение нравов?

Беру на себя общественное обязательство подключиться к уже существующей компании по этой статье или по мере сил вести свою. Потому что с этой дичью надо что-то делать.