fbpx

19 апреля в Минском областном суде (ул. Свердлова, 3) состоится рассмотрение апелляционной жалобы Владислава Вакульчика на приговор Суда Дзержинского района. Начало заседания в 10:00.

Владислав Вакульчик был осужден на 9 лет усиленного режима за хранение технической конопли — той конопли с низким уровнем психоактивного вещества ТГК, которая в Советском Союзе росла почти на каждом поле, за которую не наказывают ни в какой европейской стране.

Приговор основан на ложном свидетельстве друга Владислава Никиты Усатюка, который на тот момент находился под следствием по статье 328 и заключил сделку со следственными органами. Никита самовольно взял пакетик дикой конопли (о чем свидетельствовал на суде), однако следствие и суд расценили это как распространение конопли Владиславом.

Ранее Образовательно-адвокационная гражданская кампания Legalize Belarus публиковала письмо Владислава, где он описывает обстоятельства своего дела. Сегодня мы публикуем открытое обращение отца Владислава.

Открытое обращение Валерия Вакульчика, отца Владислава

Моего сына Владислава Вакульчика суд приговорил к 9 годам лишения свободы, признав его виновным в посеве на дачном участке, выращивании, хранении с целью сбыта, незаконном сбыте технической конопли (Cannabis ruderalis) с низким содержанием психоактивного вещества ТГК.

Я с таким решением суда категорически не согласен.

Специально высаживать коноплю на участке не было смысла, так как она росла там сама по себе, как сорняк, еще с начала 90-х годов, чему лично я свидетель, так как сам обрабатывал этот участок. Конопля была там высажена как средство защиты от тли, и незаконным растением не считалась. За это время она разрослась, несмотря на то, что ежегодно подвергалась прополке наряду с другими сорняками. Истребить ее полностью не удавалось, да и цели такой не было.

Специально конопля на участке не выращивалась. Конечно, если не считать выращиванием регулярный полив, наряду с другими, культивируемыми растениями: огурцы, помидоры, морковь, лук, свекла. Тогда получается , что и прочие сорняки специально выращивались, т.к. и они подвергались поливу. Это не логично.

Владислав не отрицал хранения. Но цели сбыта не было. Не логично сбывать растение, которым пользуешься сам, от которого зависишь и которого в магазине не купишь. Доказательством цели сбыта суд посчитал большое количество растения. Я не вижу здесь никакой логической связи. Если я спрошу кого-то, сколько у него есть денег, это же не значит, что моя цель эти деньги у него отобрать. А большое количество объясняется тем, что из-за смерти матери этим летом огород был запущен и работы на нем проводились наездами, и конопля необычайно разрослась.

Основное наказание назначено моему сыну за сбыт конопли. Причем суд основывается на единственном факте, которого не было. Некто Усатюк, предварительно договорившись с моим сыном, приехал к нему, и мой сын передал ему некоторое количество конопли, которую Усатюк пустил в оборот. Это мнение суда. Сам же Усатюк, к тому времени уже осужденный, выступая не суде моего сына, подписавшись об ответственности за дачу ложных показаний, сказал, что взял у моего сына какой-то пакетик, величиной с половину сигаретной пачки самовольно. Что в нем находится, не знал, но предполагал, что конопля. Это слышал я, супруга моего сына, мой брат, адвокат, судья, секретарь и все остальные, кто был в зале заседания. На вопрос судьи, сколько там было грамм, ответил, что в граммах не разбирается, но где-то около пяти грамм. В приговоре же откуда-то возникло число в 15 грамм. В том, что это была именно конопля, Усатюк убедился уже у себя дома.

Далее судья зачитал Усатюку его показания уже на его, Усатюка, суде, где тот говорил, что и договоренность о встрече была, и мой сын ему передавал коноплю. Усатюк тут же изменил свои показания и заявил, что все было так, как он говорил на своем суде. То есть, как минимум один раз он солгал. Причем, под присягой. На вопрос нашего адвоката, заключалась ли им досудебная сделка со следствием, ответил утвердительно. Что это была за сделка, говорит уже само наказание, вынесенное судом Усатюку. Он получил 4 года лишения свободы, то есть намного ниже нижнего предела за торговлю наркотическим веществом в составе группы у которой было изъято 17.34 грамм конопли, о чем говорится в приговоре. И все эти граммы поставил им мой сын.

Мне не понятно, как они могли уместиться в пакетике величиной с «сигаретную пачку». Мне не понятно, как мой сын и Усатюк могли договориться о встрече, если они проживают на расстоянии около 100 км друг от друга, а телефоном мой сын принципиально не пользуется уже несколько лет, а в социальных сетях последний раз был в мае 2018 года, что можно проверить. Почему-то суд поверил лжецу, а моему сыну, который никогда не врет принципиально, не поверил.

Скорее всего, дело в том, что плохо сработало следствие в г. Радошковичи. Они не нашли, или не захотело найти, настоящего поставщика, и предложили Усатюку сделку, чтобы тот выдал им хоть кого-то, а ему за это суд тоже пойдет на встречу. Усатюк, будучи уверен, что отвечать ни перед кем за свою ложь не придется (и это правда, потому что мой сын лжеца уже простил), зная характер моего сына, выбрал его и «подставил».
Суд Дзержинска поверхностно рассмотрел дело моего сына и «проштамповал» то, что предоставило в суд следствие. Даже то, что сам приговор составлен небрежно, с орфографическими и фактическими ошибками, говорит о поверхностности суда.

Если вы можете хоть чем-то помочь моему сыну, прошу вас, сделайте это.

Апелляционный суд

Активисты, друзья и родственники осужденного призывают 19 апреля к 9:40 прийти к зданию суда (ул. Свердлова, 3) чтобы проявить солидарность и поддержать Владислава и его семью.

Дополнительную информацию про обстоятельства дела можно получить у жены Владислава Ольги (+375292692156).