История солдата, который вылечил посттравматическое расстройство псилоцибином

Станислав Гибадулин участвовал в войне на Донбассе на стороне Украины. Он родился и вырос в Кишиневе, создал известную в Молдове праворадикальную организацию, которая, в том числе, занималась рейдами против продавцов психоактивных веществ. Отношение Станислава к каннабису и псилоцибину было крайне негативным.

История солдата, который вылечил посттравматическое расстройство псилоцибином
Legalize Belarus
27 июля 2022
Новости ПАВ

Парень переехал в Киев и пошел добровольцем на фронт под позывным Хитман. За время войны на Донбассе Станислав получил три тяжелых ранения и после каждого возвращался на фронт.

«Это было на Светлодарской дуге, мы отстреливались. Я и мой близкий друг попали под гранатометный обстрел. Мы оба получили тяжелые ранения, но я выжил, а он нет. Его смерть оказала большое влияние на мою жизнь. Его звали Илья Сербин. Я видел, как из него вытекает кровь — это было критическое ранение яремной вены. Когда меня эвакуировали, просил Бога оставить его, а забрать меня», — рассказывает Станислав о первом ранении.

Врачи достали парня с того света. Хитман получил ранение главной бедренной вены и артерии, также осколок гранаты вошел в живот, порезал кишечник и селезенку. Лечение заняло семь месяцев, после еще месяц — реабилитация.

После у Хитмана было еще два ранения. Он потерял фаланги пальцев и ногу. После этого парень уволился из армии. Станислав постоянно думал о смерти своего друга Ильи. Чувство вины и тревоги не отпускало, в голове постоянно крутились мысли о самоубийстве. Психологи пробовали помочь бывшему солдату с помощью арт-терапии. Также его водили в дельфинарий, так как считается, что общение с животными должно способствовать восстановлению психики. Станислав записался на танго — ничто не помогало.

«Я не знал, что такое посттравматическое стрессовое расстройство, не понимал, что со мной происходит. Часто бросало в жар, была постоянная потливость, все время хотелось спать. Впоследствии начал кашлять и задыхаться — часто по 15 раз в день. Я думал, что это вирус. Сдавал анализы на бактерии в горле, сдавал кровь. Я не понимал, что это начались панические атаки. В результате меня направили к психиатру», — вспоминает Станислав о своих попытках лечения.

Психиатр военного госпиталя выписал антидепрессанты, которые смогли заглушить симптомы ПТСР через несколько месяцев. Однако, после окончания курса лечения, панические атаки начались вновь. Станиславу пришлось снова принимать антидепрессанты, что негативно сказывалось на учебе в университете.

Парень думал о том, чтобы лечь в больницу для лечения ПТСР. Но сложилось иначе — подруга рассказала Станиславу о методике лечения псилоцибином и познакомила с практикующим терапевтом. Хитман заинтересовался и начал изучать материалы на иностранных сайтах.

«Я прочел все и понял: информация достоверна, не какая-нибудь фигня. Но все же позвонил по телефону своему психиатру и спросил, что он знает о терапии псилоцибином. Врач подтвердил, что это может помочь, но в то же время опасно. Я все же пошел, терять мне нечего», — рассказывает о своем решении Станислав.

После начала сеанса псилоцибиновой терапии сосуды у пациента словно начали сжиматься, было слышно сердцебиение. Это пугало Станислава, однако психотерапевт его успокоил и повернул разговор в нужное русло. Основной проблемой бывшего военного было чувство вины за смерть друга Ильи. И во время терапии пришло осознание и понимание, что винить себя не нужно.

Сеансы прошли успешно. У Станислава значительно улучшились когнитивные функции, общее самочувствие, исчезли панические атаки. Главным достижением он считает то, что уже несколько месяцев справляется со стрессом самостоятельно, без помощи антидепрессантов и ведет активную социальную жизнь.

Источник: Ukrainian Psychedelic Research Association

Creative Commons Licence

Если не указано иное, содержимое этой страницы лицензировано в соответствии с международной лицензией Creative Commons Attribution 4.0.