fbpx

Последние несколько лет в Беларуси появилась волна обсуждений и споров, касательно статьи 328 УК РБ. Белорусские СМИ наполнены новостями о попытках семей осужденных добиться смягчения наказаний по данной статье и противоречивой информацией о деятельности неравнодушных активистов, выступающих за “легалайз”. Корреспондент SPEKTR.BY узнала: в чем разница между декриминализацией и легализацией и чем на самом деле занимаются активисты “LegalizBelarus”.

Общественная кампания “​Legalize Belarus”​ занимается информированием общества о психоактивных веществах, наркотической зависимости и государственной политике в данном вопросе, а также выступает за отмену уголовного наказания за хранение контролируемых веществ в малых количествах.

“Legaliz​e Belarus”​ с радостью пригласил SPEKTR.BY к себе на офис, где корреспонденту удалось пообщаться с Петром​ Маркеловым​​, Максимом​ Ковалевым и Михасем​ Воронцовым​,​ которые являются активистами кампании.

Пётр Маркелов

Петр: – В 2016 году мы участвовали в “Конопляном параде”, который проходит ежегодно в Германии (прим.автора​ ​: Конопляный парад – демонстрация любителей употребления конопли, посвящённая борьбе за легализацию). Там мы впервые выступили на сцене и рассказали про наши проблемы в Беларуси: про «матерей-328» и другие громкие дела. После поездки мы начали задумываться о чем-то глобальном и через год начали свою деятельность с поездки уже на 21-ый парад.

Максим:

– Когда ребята приехали в Германию, они сделали первые наши белые майки “Legalize Belarus”.​

Это было отправной точкой

– Год назад в 2 часа ночи со мной связался Петя и спросил не хочу ли я поехать в Грузию. Там организовывался семинар по проектному менеджменту от Erasmus (прим.автора: Erasmus – некоммерческая программа Европейского союза ​по обмену студентами и преподавателями между университетами стран членов Евросоюза, а также других стран. Программа предоставляет возможность обучаться, проходить стажировку или преподавать в другой стране, участвующей в программе)​Мы решили, что наш проект будет посвящен “Legaliz​e Belarus”.​ Это было отправной точкой, после которой мы начали заниматься проектом не на словах, а уже действительно имели цели, задачи и юридические документы.

Петр:

– Уже в августе мы были в кругу нескольких друзей, а после мы начали обрастать сторонниками, которые присоединились после публичных лекций, кинопросмотров и прочих мероприятий и стали частью нашей команды.

Максим Ковалев

Максим: – В первую очередь мы выступаем за декриминализацию (прим.автора​ – юридическая переквалификация части уголовно наказуемых деяний и перевод их в разряд административных, дисциплинарных и иных правонарушений либо правомерных действий), введение в УК РБ таких понятий как минимальный или незначительный размервещества.– Посмотрите на наших стран-соседей – Россию, Украину. В этих странах существует такое понятие, как незначительный размер. В России вес наркотиков, в частности марихуаны, до 5-6 г является незначительным, годящимся лишь для употребления и за это дают только штраф.

Толока солидарности с осужденными по ст.328 УК РБ 19 октября 2017

Действительно, согласно УК РФ, для наркотических средств, в частности каннабиса (марихуаны), установлены следующие значительный, крупный и особо крупный размеры: свыше 6 г, 100 г и 100000 г.– Этому есть пример: вокалиста известной музыкальной группы “Би-2” не так давно задержали на матче “Спартака” за марихуану при себе и дали за это штраф. Все.

История, о которой упоминает Максим, случилась в 2017 году с участником рок-группы “Би-2” на стадионе “Открытие Арена”, которого задержали с марихуаной при себе. Егор Бортник, по решению Тушинского районного суда Москвы, был оштрафован на 3.000 российских рублей.

Hanfparade 2017 Образовательная поездка в Берлин 11-13 августа 2017

– В Республике Беларусь, к сожалению, нет такого понятия как малый размер. Все крутится вокруг вопроса: “с целью распространения или сбыта?”. Причем доходит до таких крайностей и абсурдных случаев, как с парнем из Барановичей, которого задержали с весом меньше грамма. И таких случаев много. В уголовном кодексе есть понятия: наркотические средства и психотропные вещества. Мы же выступаем за более глубокую градацию этих веществ.Максим упомянул дело, о котором стало известно 9 июля по сообщению пресс-службы УВД Брестского облисполкома. Автомобиль жителя Березы был остановлен для досмотра, в ходе которого было обнаружено и изъято 0,0041 марихуаны.

Каждый второй – человек, осужденный за наркотики

– Если говорить о марихуане, то она во многих странах мира используется в медицинских целях. Примером служит Израиль. К слову, это страна, которая является первой по лечению онкологических заболеваний.

Говоря о лечебных свойствах и применении марихуаны в медицине, мнению ребят, естественно, имеет место быть. В древности марихуана использовалась в медицинских целях различными культурами мира. В современности вопрос ее использования медицине весьма противоречив.

Медицинская марихуана, или Медицинский каннабис относится к использованию конопли и каннабиноидов для того, чтобы лечить болезни или купировать их симптомы. Она используется от тошноты при химиотерапии, для улучшения аппетита у больных СПИДо​м,​ а также против хронических болей и мышечных спазмов, обладает противоопухолевым действием. Однако,​ существует ряд побочных эффектов, которые включают головокружение, усталость и галлюцинации, проблемы с памятью, психическое привыкание, обострение различных проявлений психо​за.​ Существование долгосрочного эффекта, при использовании марихуаны в медицине, до конца не ясно.

Петр: Голландия, Чехия, некоторые штаты Америки – те места, где существуют отдельные магазины для продажи марихуаны с государственной лицензией. Заметьте, там не возникает ни роста преступности, ни повышения случаев наркотической зависимости. Естественно, у всех людей существует вероятность перехода на тяжелые наркотики – это не исключено. Но давайте сравним с хроническим алкоголизмом. Спросите у алкоголика, с чего он начинал, и он вам ответит, что с более легких напитков – пива, потом вино, затем водка и самогон. Все ведь зависит лишь от личных особенностей каждого человека, от его расположенности к зависимости и других факторов.

Максим: Сейчас мы сталкиваемся с тем, что более 15.000 молодых людей отбывают срок заключения по статье 328 УК РБ. Всего в Республике Беларусь около 30.000 осужденных. То есть каждый второй – человек, осужденный за наркотики.

Человека “берут” и предлагают сотрудничество

Михась​ Воронцов

Михась: Сейчас очень много осужденных, как и случаев с несовершеннолетними. Большая часть из них – подростки 14-16 лет, которые отбывают срок от 8 лет лишения свободы. Да, все говорят, что не виновны, это человеческий фактор, страх. Однако, не стоит исключать, что во многих делах есть свидетельства того, что сами они не употребяли наркотики, а их подставили.
Максим: На самом деле работает такая схема у правоохранительных органов, когда человека “берут” и предлагают сотрудничество. Сотрудничество заключается в том, что человек кого-то должен сдать в обмен на условно-досрочное освобождение или сокращение собственного срока. А потом друг\подруга, которого он попросил взять\отвезти\привезти\забрать оказывается за решеткой на 8 лет.

– Если мы рассмотрим самую первую статью УК РБ, про назначение наказания, то увидим, что оно обязано назначаться исходя из принципов справедливости, гуманности, ответственности, размера вреда. А по факту? А по факту все, к сожалению, не так.

Мы не собираемся раздавать на улице “косяки”

Петр: Выходит, не обязательно доказывать факт распространения. В суде зачастую достаточно показаний и личных размышлений. Если человек что-то купил и решил угостить друзей просто так, то это уже будет являться распространением группой лиц.

Михась: Если каких-либо ребят задержали, при этом они покупали все вместе, но ни слова об этом не было сказано, то их не спросят и особо никто не станет разбираться.

– В случае легализации марихуаны (какая бы ни была цель – медицинская, или же промышленная), все равно необходимо начинать с малого. Наши люди очень настороженно относятся к этой теме. Мы не будем и не собираемся раздавать на улице “косяки”. Мы выступаем в первую очередь за введение понятия малого размера, пересмотр сроков. Ни о какой легализации не идет речи. Мы боремся за декриминализацию.

Максим: Если представить на минуту, что в Беларуси смогут легализовать марихуану, важно понимать, что нас ждет неизбежный всплеск употребления в первые несколько месяцев. Люди обязаны быть подготовленными, чтобы не было негативных последствий.

Петр: Люди должны понимать, что и как. Вспомните, как это было в Америке. После легализации произошли всплески, которые постепенно снижались. Число нелегальных поставщиков снизилось по причине возникновения легальных. Уменьшалось количество потребления среди тинейджеров – они стали понимать, что наркотики для взрослых, да и цена и условия покупки с возрастными ограничениями, естественно, повлияли на данный факт. Важно помнить, что не до конца сформированный и развитый организм несовершеннолетних людей, при употреблении сильнее подвержен негативным последствиям, чем взрослых.

Мы добились того, что власть считает это проблемой

Среди весомых мероприятий и акций, что удалось провести активистам, были: “Конопляная коляда” в 2017 году, за которое четверых активистов осудили в общей сумме на 600€,​ митинг за декриминализацию, который проводился на пикете кандидата в депутаты на выборах в Местные Советы Никиты Краснокутского, после которого БТ выпустило репортаж, выставляя их нарко-активистами, желающими подсадить страну на наркотики, а также акция у здания Парламента Республики Беларусь.

Лекция эксперта публичной политики в области регулирования наркотиков Альфреда Паскаля о правовом статусе каннабиса в разных странах мира. 29 сентября 2017

Петр: Что касается коляды, мы были в красочных костюмах со звездами в руках и шли по центральным улицам города, после чего МВД рассмотрело это как массовое мероприятие. Говоря о митинге перед выборами, то там было не меньше интересного. Кандидат в депутаты имеет полное право лишь уведомить властей о том, что где-то будет проходить митинг. Было круто то, что мы могли официально и полностью санкционировано говорить о проблемах через громкоговорители, с транспарантами в руках. Тогда еще Лидия Ермошина говорила, мол как мы могли, как посмели использовать выборы, чтобы кричать о своей легализации (улыбается). Не легализации, а декриминализации, что важно.– Во время митинга за декриминализацию, к нам подходили журналисты без каких-либо знаков или удостоверений, и представились корреспондентами RT (прим.автора:​ ​ранее Russia Today: с англ. — «Россия сегодня»). ​Они задавали очень много провокационных вопросов, записывали каждого из нас по 10 минут – искали за что зацепиться. После чего вышел репортаж на БТ и мы поняли, что к чему.

– 2 апреля 2018 год мы проводили акцию, приуроченную к весенней сессии Парламента. Мы хотели напомнить им про их прямые обязанности – рассмотрение законопроектов и о том, что общество требует пересмотра статьи 328.

Максим: Публичные акции – это лишь часть того, чем мы занимаемся. Мы делаем упор на образовательную часть – ведем публичные лекции о вреде наркотиков, проблеме “Матерей-328”, проводим кинопросмотры, с которыми ездим по областным городам и регионам Беларуси.

Совсем недавно Палата Представителей одобрила законопроект, предусматривающий снижение нижней планки наказаний по 2 и 3 части 328 статьи УК РБ на 2 года. Данный факт мало что меняет в вопросах, за которые борются активисты “Legalize Belarus”, однако это является показателем существующей обратной связи между не равнодушными гражданами и белорусскими властями.

Петр: К успеху, что теперь будут давать срок 6 лет, что на 2 года меньше, чем было, привела наша деятельность и деятельность “Матерей-328”. Мы добились того, что власть все-таки считает это проблемой.

Максим: Мы хотели и пытались создать диалоговую площадку для обсуждения данной проблемы. Мы направляли обращения в Верховный Суд, МВД, Центр законодательных инициатив, Парламент. Но все они ссылаются друг на друга: МВД говорит, что они не уполномочены и это должны решать в Парламенте, Парламент говорит, что они рассматривают только законопроекты, а готовит их Центр законодательных инициатив, последние в свою очередь говорят, что работают по списку, который утверждает Президент. А Президент сказал, чтобы всем осужденным по данной статье создали невыносимые условия. Позже с его стороны были слова о том, что необходимо дифференцировать покупателей и поставщиков. Однако, мы пока не видим особых подвижек.

Михась: Мы показываем своей деятельностью, что такие проблемы нужно решать публично и предавать общественному обсуждению. Работать с обществом нужно. Нужно дать понять, что потребитель – это не преступник. Ведь каждый из нас имеет право решать, что ему делать со своим телом. Необходимо понимать, что политика борьбы не работает, работает политика уменьшения вреда.

spektr.by