Олег Белоконев ответил на предложения изменений в антинаркотическое законодательство

Олег Белоконев, депутат Палаты представителей по Пуховичскому избирательному округу №65, председатель Постоянной комиссии по национальной безопасности, дал развернутый ответ на предложенные Legalize Belarus изменения в закон, регулирующий оборот психоактивных веществ. Публикуем этот ответ полностью.

Олег Белоконев ответил на предложения изменений в антинаркотическое законодательство
 2330
Олег Белоконев
25 сентября 2020
Пресс-служба

Уважаемый Станислав Валерьевич!

Ваше обращение к депутатам Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь о внесении изменений в некоторые нормативные правовые акты Республики Беларусь по вопросам незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров и аналогов по поручению руководства Палаты представителей рассмотрено в соответствии с компетенцией в постоянных комиссиях Палаты представителей по национальной безопасности и по законодательству. В рассмотрении обращения также приняли участие специалисты заинтересованных государственных органов и научные работники юридического факультета Белорусского государственного университета.

По сути содержащихся в Вашем обращении тезисов и предложений полагаем возможным высказать следующее.

1. Имеются основания полагать, что анализ статистических данных, упоминаемых Вами для аргументации своих предложений об изменении уголовного законодательства Республики Беларусь со ссылкой на Всемирный доклад о наркотиках 2019 года Управления ООН по наркотикам и преступности, носит необоснованно упрощенный характер.

Помимо этого, для аргументации предложений об изменении уголовного законодательства Республики Беларусь, устанавливающего ответственность за незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ, прекурсоров и их аналогов, необходимо опираться не только на статистику ООН, но и на отечественные статистику и судебную практику, иллюстрирующие специфику рассматриваемого вопроса применительно к Республике Беларусь.

Результаты обобщения судебной практики свидетельствуют о том, что принимаемые в Республике Беларусь меры по профилактике и противодействию незаконному обороту наркотиков и связанной с ним наркопреступности в течение 2016 — первого полугодия 2019 года привели к сокращению общего количества осужденных за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков.

Тенденция сокращения количества осужденных за совершение преступлений, предусмотренных статьями 327 — 332 Уголовного кодекса Республики Беларусь (далее — УК), приобрела устойчивый характер. Отмечается позитивная динамика и в статистике, отражающей результаты рассмотрения таких дел в отношении несовершеннолетних.

За прошедшие пять лет число преступлений в сфере незаконного оборота наркотиков сократилось в 1,5 раза, а совершенных с участием несовершеннолетних — примерно в 5 раз.

Оценивая уголовное законодательство иностранных государств на предмет возможности имплементации отдельных норм в законодательство Республики Беларусь, следует учитывать как реальную наркоситуацию в этих странах, так и их особенности.

По данным ООН, на 2017 год в нашей стране зафиксировано 0,3 случая передозировок с летальным исходом на 100 тысяч населения, что в 15 раз меньше, чем в России, в 22 раза, чем в Великобритании, в 34 раза, чем в Эстонии, и в 54 раза, чем в Соединенных Штатах Америки.

Кроме того, Российская Федерация остается одной из крупнейших площадок потребления и распределения, а также основным поставщиком для Республики Беларусь психоактивных веществ.

В течение последних трех лет на территории России произошло увеличение количества нелегальных нарколабораторий и рост объемов незаконного изготовления синтетических наркотиков, что повлекло замещение их поставок из Китая и увеличение объема внутри российского наркорынка.

Таким образом, Ваши доводы о рассмотрении российского законодательства в качестве образца видятся весьма спорными. Приведенные выше данные не позволяют говорить о его эффективности.

2. Предложение о введении вместо уголовной административной ответственности за действия с незначительным количеством контролируемых веществ порождает целый ряд вопросов.

Во-первых, Ваше утверждение о том, что «потребитель не вредит другим людям, максимум — себе» не соответствует действительности.

Потребители психоактивных веществ в виде наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов, особенно употребляющие эти вещества посредством внутривенных инъекций, в большинстве случаев являются носителями опасных для жизни и здоровья инфекций, которые могут передаваться иным лицам, ставя их жизнь и здоровье в опасное положение. Следует отметить, что лица, употребляющие психоактивные вещества в виде наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов, часто под влиянием этих веществ проявляют агрессию, совершают преступления насильственного, корыстно-насильственного характера, а также неосторожные преступления, причиняющие вред жизни, здоровью и собственности граждан и юридических лиц.

Помимо того, потребители психотропных веществ, не способные в своей болезненной зависимости к нормальному выполнению трудовых функций, в качестве единственного источника дохода для приобретения этих веществ в большинстве случаев используют распространение этих веществ и, соответственно, вовлечение в их употребление новых лиц.

Нельзя также согласиться с мнением о том, что употребление  указанных веществ без хранения невозможно. Как правило, первое употребление психоактивного вещества осуществляется вследствие склонения со стороны другого лица или удовлетворения собственного любопытства. В данном случае хранение отсутствует. Аналогично употребление психоактивного вещества без его хранения возможно в определенных ситуациях и впоследствии.

Во-вторых, не совсем понятно, что понимается под «незначительным количеством контролируемых веществ», в отношении которых действия должны влечь не уголовную, а административную ответственность. При этом также непонятно, о какой мировой практике идет речь. Анализ уголовного законодательства зарубежных государств показал, что существуют различные подходы к решению данного вопроса.

В соответствии с одним из этих подходов действительно устанавливается минимальный размер наркотических средств или психотропных веществ, незаконный оборот которых влечет уголовную ответственность.

Согласно республиканскому перечню наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих государственному контролю в Республике Беларусь, установленному постановлением Министерства здравоохранения Республики Беларусь от 11 февраля 2015 г. № 19, государственному контролю подлежат все смеси, содержащие наркотические и психотропные вещества независимо от их количественного содержания.

Вместе с тем опыт некоторых сопредельных с Республикой Беларусь государств свидетельствует о том, что частичная декриминализация незаконных действий в отношении наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов в «незначительном количестве» привела к значительному облегчению распространения крупных партий этих веществ среди молодежи во время проведения различных массовых досуговых мероприятий. В частности, крупные партии психоактивных веществ дробились на мелкие дозы, хранение которых не влекло уголовной ответственности, и распространялись среди участников этих досуговых мероприятий. В результате подобная схема распространения крупных партий психоактивных веществ в значительной мере сократила риски сбытчиков этих веществ быть привлеченными к уголовной ответственности.

К тому же следует учитывать, что наркотические средства, психотропные вещества и их аналоги существенно отличаются друг от друга по характеру и степени тяжести воздействия на организм человека.

Некоторые из этих особо опасных наркотических средств и психотропных веществ даже в незначительном количестве способны повлечь самые негативные последствия для жизни и здоровья человека уже с их первого или второго приема. Кроме того, установление меры ответственности в зависимости только от объема наркотиков повлечет распространение их в более концентрированном виде в целях уменьшения объема, что также может привести к увеличению случаев наступления более тяжких последствий для здоровья наркопотребителей.

При названных обстоятельствах внесение в УК изменений, предусматривающих дифференциацию ответственности в зависимости только от объема используемых в незаконном обороте наркотиков, является нецелесообразным.

В-третьих, предложение о введении вместо уголовной административной ответственности представляется необоснованным.

Утверждение о том, что «наказание остается в законодательстве и оно всё так же будет останавливать людей от потребления, как и сейчас», не учитывает различие в превентивном потенциале уголовных наказаний и административных взысканий. В системе административных взысканий, предусмотренных статьей 6.2 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях (далее — КоАП), нет взысканий, которые по своему карательному и превентивному характеру способны оказывать эффективное сдерживающее воздействие в отношении лиц, осуществляющих незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ, прекурсоров и их аналогов, в том числе являющихся «рядовыми потребителями».

В частности, сложно согласиться с тем, что в качестве меры правового реагирования в отношении лиц, страдающих зависимостью от психоактивных веществ и участвующих в их незаконном обороте, может быть применено такое административное взыскание, как предупреждение.

Вызывает сомнение эффективность применения в отношении указанных лиц и административного взыскания в виде штрафа. Практика свидетельствует, что основными потребителями психоактивных веществ в виде наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов выступают молодые люди, которые либо в силу своего возраста, либо в силу своей зависимости от психоактивных веществ не имеют самостоятельного источника дохода, официальной оплачиваемой работы или эта работа является низкооплачиваемой. Вследствие этого бремя выплаты штрафа фактически возлагается на членов семьи и иных близких родственников, что сводит превентивный эффект штрафа к нулю и ставит в тяжелое материальное положение не самого правонарушителя, а членов его семьи.

Исправительные работы, как вид административного взыскания также не обладают должной эффективностью в отношении лиц, страдающих зависимостью от психотропных веществ и участвующих в их незаконном обороте по причине отсутствия у них в большинстве случаев официальной работы.

Следует отметить, что предложение о дополнении санкции части 1 статьи 328 УК аналогичными уголовными наказаниями в виде штрафа и исправительных работ также не является состоятельным вследствие обозначенных выше причин. Штраф применительно к преступлениям сопряженным с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ, прекурсоров и их аналогов может быть применен только в качестве дополнительного наказания. Административный арест, предусмотренный статьей 6.7 КоАП, может быть назначен на срок не более пятнадцати суток. Такой срок данного административного взыскания не может оказать какого-либо действенного превентивного и исправительного воздействия в отношении лиц, участвующих в незаконном обороте наркотических средств, психотропных веществ, прекурсоров и их аналогов.

Остальные виды административных взысканий по своей правовой природе не имеют никакого отношения к анализируемым правонарушениям, и в случае совершения таких правонарушений эти взыскания не могут быть применимы.

3. Дифференциация ответственности по признаку объема вещества, вовлеченного в незаконный оборот, подлежит обсуждению представителями как уголовно-правовой науки, правоприменительных органов, так и экспертных учреждений. В то же время полагаем необходимым отметить, что действующий уголовный закон имеет достаточно институтов, позволяющих индивидуализировать ответственность виновного лица в соответствии с требованиями 62 УК. Уголовным законодательством предусмотрена ответственность за незаконный в целях сбыта оборот наркотиков в зависимости от используемого объема и степени опасности. За совершение незаконных действий в отношении особо опасных наркотиков, а также в отношении наркотиков в крупном размере установлена повышенная ответственность.

Советом Министров Республики Беларусь в целях совершенствования законодательной базы 9 сентября 2019 г. Принято постановление №606 «Об установлении крупного размера наркотических средств, психотропных веществ либо их прекурсоров и аналогов».

В  свою очередь обеспечение принципа индивидуализации наказания является исключительной прерогативой суда, определяющего в ходе рассмотрения  уголовных дел степень опасности совершенных деянии и пределы наказания, адекватные совершенному проступку. Так, при назначении наказания лицу, совершившему незаконный оборот наркотиков как в целях сбыта, так и без цели сбыта, суды в соответствии с требованиями части 1 статьи 62 УК учитывают, в частности, характер и степень общественной опасности совершенного преступления, к которым относится и объем указанных веществ.

Кроме того, в соответствии с требованиями статьи 70 УК, с учетом личности виновного и при наличии исключительных обстоятельств, связанных с целями, мотивами, ролью лица и его поведением во время или после совершения преступления, которые существенно уменьшают степень общественной опасности деяния, суд может назначить наказание ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей УК, либо назначить более мягкий вид наказания, чем предусмотрено этой статьей.

Внесенные в 2019 году изменения в статью 328 УК, предусматривающие снижение нижних пределов санкций (вступили в силу с 27 октября 2019 г.), предоставили судам возможность более гибко подходить к назначению наказания, обеспечивая дифференциацию ответственности.

4. Законом Республики Беларусь от 29 января 2015 г. № 245-3 статья 27 УК дополнена пунктом 17-1, устанавливающим возраст, с которого наступает уголовная ответственность за совершение преступлений, предусмотренных частями 2 — 5 статьи 328 УК, с четырнадцати лет. На наш взгляд, данная мера соответствует характеру и степени общественной опасности указанных деяний и является оправданной.

Установление ответственности с четырнадцатилетнего возраста по данной категории преступлений не является чрезмерной строгостью уголовного закона, а обусловлено достаточным осознанием несовершеннолетними с учетом уровня их психического развития общественной опасности незаконного оборота наркотиков, а также необходимостью пресечения распространения наркомании в подростковой и молодежной среде.

Одновременно считаем возможным отметить, что в нашей стране проводится широкомасштабная профилактическая работа педагогами, сотрудниками органов внутренних дел, общественными организациями.

Сегодня неоспоримым является тот факт, что лишь единицы учащихся и студентов не осведомлены о проблеме наркомании, медицинских и правовых последствиях потребления и распространения наркотиков.

Убеждены, что в целях получения наибольшего эффекта от профилактических мероприятий с молодыми людьми необходимо проведение комплексной работы на раннем этапе не только со стороны государственных органов, а в первую очередь — со стороны родителей.

Также представляется целесообразным обратить внимание на то, что количество несовершеннолетних, осужденных по частям 2 — 5 статьи 328 УК, постепенно снижается (от 293 в 2015 году до 26 в 2018 году), что свидетельствует о результативности принимаемых государством мер, в том числе уголовно-правовых.

На основании изложенного считаем нецелесообразным исключение из статьи 27 УК пункта 17-1 и повышение возраста уголовной ответственности по частям 2 — 5 статьи 328 УК с 14 до 16 лет.

5. Необходимость в корректировке верхних пределов санкций статьи, с учетом складывающейся криминогенной обстановки в Республике Беларусь, в настоящий момент отсутствует. Уголовным законом судам предоставлена возможность (при наличии обстоятельств, свидетельствующих о пониженной общественной опасности обвиняемого, его становлении на путь исправления и др.) не назначать длительные сроки лишения свободы лицам, допустившим однократный сбыт наркотического средства и при отсутствии дополнительных квалифицирующих признаков, либо вовсе отказаться от наказания, связанного с изоляцией от общества.

6. В статье 1 предложенного Вами проекта Закона Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в некоторые кодексы Республики Беларусь по вопросам незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров и аналогов» (далее — проект Закона) предлагается дополнить статью 67 УК частью второй следующего содержания: «Срок или размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса за оконченное преступление».

При этом остается вопрос: почему указанный подход не предусмотрен в отношении покушения на преступление, а только в отношении приготовления?

7. В пункте 4 примечаний к статье 327 УК и в части 1 статьи 328 УК проекта Закона предлагается рассматривать в качестве предмета преступления наркотические средства, психотропные вещества либо их прекурсоры или аналоги в значительном размере, который не может составлять менее пяти процентов от крупного размера. Непонятно, чем обоснована данная цифра. Если в четырех процентах от крупного размера наркотического средства или психотропного вещества будет содержаться несколько одноразовых доз, то это не является предметом преступления?

А если одноразовая доза наркотического средства или психотропного вещества составляет десять процентов от их крупного размера, то это уже Предмет преступления?

8. Вызывает серьезное сомнение предложение об усилении в части 2 статьи 328 УК уголовной ответственности за незаконные изготовление, переработку, приобретение, хранение, перевозку, пересылку или передачу наркотических средств, психотропных веществ либо их прекурсоров или аналогов в крупном размере. Поскольку цель сбыта в данной диспозиции не предусматривается, то все указанные действия осуществляются виновным исключительно в личных интересах и для собственного потребления. Соответственно, размер предмета преступления в данном случае на степень общественной опасности никак не влияет.

9. Предложенная в проекте Закона диспозиция части 3 статьи 328 УК является абсолютно неприемлемой. Вы фактически предлагаете декриминализировать сбыт наркотических средств, психотропных веществ либо их прекурсоров или аналогов в целях, не связанных с извлечением имущественной выгоды. При этом Вы не учитываете, что преступник может преследовать другую цель — сделать потерпевшего наркозависимым без какой-либо корыстной направленности. Имеющиеся в правоприменительной практике проблемы понимания понятия «сбыт наркотических средств, психотропных веществ либо их прекурсоров или аналогов» являются пороком самой правоприменительной практики, а не уголовного закона.

Предложенное изменение в понимании термина «сбыт наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров и аналогов» не отвечает той степени общественной опасности, которая закладывалась законодателем при конструировании квалифицирующих составов преступления. Так, рассмотрение сбыта только с целью извлечения имущественной выгоды отрицательно скажется на складывающейся практике, поскольку известны случаи, когда виновные безвозмездно передавали иным лицам наркотики для последующего их вовлечения в преступный оборот. В криминологической литературе они получили название распространителей рекламы.

10. Статьей 328-2 УК Республики Беларусь установлена уголовная ответственность за потребление наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов в общественном месте либо появление в общественном месте или нахождение на работе в состоянии, вызванном потреблением наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов, токсических или других одурманивающих веществ.

Предложенная Вами декриминализация указанных действий, на наш взгляд, негативно скажется на правоприменительной практике.

Во-первых, потребление лицами запрещенных к обороту веществ в общественных местах само по себе обладает большой общественной опасностью, поскольку создает большую вероятность вовлечения иных лиц в немедицинское потребление наркотиков.

Во-вторых, данный состав преступления содержит признак административной преюдиции и характеризуется умышленной формой вины. Привлечение лица к уголовной ответственности за совершение данного деяния свидетельствует о его устойчивой антисоциальной направленности, а также недостаточности примененных к нему мер административного воздействия.

В-третьих, предлагается фактически новая норма, которая не имеет никакого отношения к норме, закрепленной в ныне действующей статье 328-2 УК. В данном случае новая норма должна включаться в УК под номером статьи 328-3.

В-четвертых, предлагаемая норма, устанавливающая ответственность за создание организованной группы для осуществления незаконного сбыта с целью извлечения имущественной выгоды наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров и аналогов либо руководство такой группой не имеет никакого смысла.

Ответственность за указанные действия предусмотрена в УК Беларуси, и она в данном случае наступает в соответствии с действующей частью 4 статьи 328 УК со ссылкой на часть 4 статьи 16 УК. Помимо этого, принятие предлагаемой нормы повлечет за собой бессистемность уголовно-правового регулирования Особенной части УК Республики Беларусь, поскольку в противном случае придется дополнять все разделы и главы Особенной части нормами, устанавливающими самостоятельную ответственность за создание организованных групп для осуществления всех видов преступной деятельности. Имеются основания полагать, что для квалификации подобных действий достаточно правоположений, закрепленных в части 4 статьи 16 УК и в статье 18 УК.

11. Предлагаемая в статье 2 проекта Закона статья 16.9 КоАП, устанавливающая ответственность за незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров и аналогов, не соответствует требованиям юридической техники. Диспозиция статьи сформулирована таким образом, что входит в прямое противоречие как с ныне действующей редакцией части 1 статьи 328 УК, так и с редакцией части 1 статьи 328 УК, предлагаемой Вами в проекте Закона.

Из смысла предлагаемой статьи 16.9 КоАП вытекает, что любые незаконные изготовление, переработка, приобретение, хранение, перевозка, пересылка или передача наркотических средств, психотропных веществ либо их прекурсоров или аналогов влекут административную ответственность.

Реализация такого законодательного предложения повлечет непреодолимые противоречия между УК и КоАП, что скажется отрицательным образом на правоприменительной практике.

В заключение считаем необходимым отметить, что в Республике Беларусь сформировано действенное антинаркотическое законодательство, его положения адекватны складывающейся ситуации и не требуют корректировки. Органами, ведающими исполнением наказаний, прокурорами и судами обеспечивается взвешенный и индивидуальный подход к применению наказания, а также институтов досрочного освобождения от наказания, замены наказания более мягким.

Оценивая современные тенденции, внутренние и внешние риски и угрозы, можно предположить, что предлагаемые в обращении изменения законодательства будут способствовать осложнению криминогенной ситуации в стране, связанной с незаконным оборотом наркотиков.

В случае несогласия с ответом Вы можете его обжаловать в суд в порядке, установленном статьей 20 Закона Республики Беларусь от 18 июля 2011 г. № 300-3 «Об обращениях граждан и юридических лиц».

Председатель Постоянной комиссии  по национальной безопасности О. А. Белоконев.

Creative Commons Licence

Если не указано иное, содержимое этой страницы лицензировано в соответствии с международной лицензией Creative Commons Attribution 4.0.