«По 2 чая каждому в честь дня рождения Лукашенко». История задержанного на женском марше

В субботу 29 августа на «Женском марше» в Минске был задержан активист Legalize Belarus Ян Якимович. На следующий день его осудили на 15 базовых величин и отпустили. Публикуем историю его задержания.

«По 2 чая каждому в честь дня рождения Лукашенко». История задержанного на женском марше
 993
Legalize Belarus
3 сентября 2020
Пресс-служба

Меня задержали в субботу 29 августа в 16:00 на Площади Победы во время Женского марша солидарности после того, как я попытался сделать несколько снимков движения. Ко мне подошел человек без каких-либо опознавательных знаков блюстителя порядка и потребовал пройти вместе с ним. Увидев на его груди камеру, я понял, что только наврежу себе, если начну вырываться или кричать.

Меня посадили в бусик с двумя омоновцами и двумя тихарями. Сразу же посоветовали удалить все фото с фотика и выключить телефон.
Посмеялись с моего значка I love anal: «Это же нездорово, не советую». Один из них утешал другого: «Вот видишь, все очень быстро закончилось». Всю дорогу до Первомайского РУВД стращали тем, что проведу 30 суток на Окрестина, называли множество административных постановлений, что я нарушил, придя на митинг, забрали телефон и удерживали у себя, судя по всему, опасаясь аудио и видеозаписи.

В РУВД мне выдали два протокола: за участие в несанкционированных митингах и за сопротивление при задержании.

Я запросил новые протоколы, но они отказались их переписывать. В этот момент зашел ОМОНовец и попросил отдать ему значок с аналом. Я отказался. Он сфотографировал меня и ушел. После этого они описали все мои вещи. Я попросил, в случае задержания, взять с собой новую книгу Пелевина, что была в рюкзаке. Мне не отказали, сказали, что такое приветствуется. Отфотографировали голым со всеми тату. Забрали шнурки и вещи с описью.

После направили в изолятор — фактически, в бетонную коробку. Я находился там 4 часа, читал. Добавили ко мне реаниматолога, задержанного на митинге и еще одного человека оттуда же. Все оказались очень адекватными и положительно настроенными людьми, так что даже настроение улучшилось когда понял, что адекватные люди ходят на подобные мероприятия.

Вечером загрузили в автомобиль и повезли всех на Окрестина. Дед всю дорогу ныл и просил наш еду. Мне в тот момент уже передали немного и я поделился.

На Окрестина сначала запустили впятером в карцер площадью один квадратный метр, по одному выпускали из него, раздевали, искали тайники. Ничего не было обнаружено, опросили на заболевания. Оделись и снова впятером в карцере просидели 2 часа. Время взаперти шло очень медленно.

Потом оказалось, что в помещении таких карцеров 5 штук. Итого 25 человек выпустили и в колонне повели на второй этаж. Запустили в камеры на 6 человек. Нас впятером, а потом добавили не особо ретивого человека, который в последствии оказался на «желтых сливах» на видео, где пытался сбежать от омона на троллейбусе.

В камере была раковина с горячей водой, огороженный туалет, 3 двухъярусных койки, скамья со столами и шахматным полем, полки для продуктов и огромное окно, через которое можно было смотреть на волонтеров снаружи.

Свет не выключали всю ночь. Я устал слушать про Лукашенко одно и то же по 15 кругов, звучало и выглядело это словно очень пессимистичный закольцованный бэдтрип, при котором с каждым циклом добавляются все более и более омерзительные детали.

На утро камеру осмотрели, дали позавтракать (овсянка и по 2 чая каждому в честь дня рождения Лукашенко), на обед суп, каша с двумя котлетами, огурцы и компот, а на ужин капуста с кашей.

Передали передачу от друга. Сокамерники перестали обсуждать политику и бытовые ситуации и наконец начали заниматься делом и разгадывать сканворды и читать Комсомолку. Милиционеры передали зубные щетки и пасту от волонтеров на всех. 2 раза в сутки давали сигарету для тех, кто хотел курить.

После полудня в понедельник всех вывели в коридор и в кабинете ждали суд по скайпу. В это время милиционеры пытались принизить наш дух и «наставить на путь истинный». Смеялись с абсурдности кричалки «Жыве Беларусь» и рассказывали о том, что на Окрестина никогда не было никаких жестких побоев и насилия в отношении заключенных 9-11 августа.

Когда настала моя очередь, судья зачитал показания свидетелей, опросил меня и моментально огласил приговор. Мне дали штраф — 15 базовых величин.

Мне вернули мои вещи. Я вышел из изолятора и был просто рад идти туда, куда пожелаю.

Creative Commons Licence

Если не указано иное, содержимое этой страницы лицензировано в соответствии с международной лицензией Creative Commons Attribution 4.0.